Бить или не бить: проблема бытового насилия в Узбекистане

Интервью с директором института демократии и прав человека, руководителем проекта «Не молчи.Уз» о бытовом насилии и мерах его предотвращения

Узбекистан с приходом оттепели стал освещать остро стоящие вопросы. Обсуждение недостатков системы, анализ действительности и растущая осведомленность происходящего повышают уровень гражданского самосознания. 2018 год стал переломным в вопросе касательно прав женщин и проблем в семье, обнажил реальное положение дел. 21 сентября житель Сурхандарьинской области прилюдно убил жену на почве ревности. Череда подобных убийств должна стать толчком для серьезных размышлений, трезвой оценки проблемы и действий.

24 сентября Министерство юстиции Узбекистана опубликовало проект закона о профилактике бытового насилия. Согласно законопроекту, жертвам бытового насилия будет выдаваться охранный ордер. К тому же появится возможность обращаться в центры поддержки и оказания помощи. 

Редакция Citizen вспоминает трагедии, предшествовавшие случаю в Сурхандарье, говорит с экспертами о правах женщин, обсуждает закон о профилактике бытового насилия и раскрывает факты и методы борьбы с одной из самых скрытых проблем нашего общества.

Положение женщин в Узбекистане нередко балансирует на грани страха, унижений, отчаяния и побоев. Многим из них запрещается работать, преграждается путь для развития их самостоятельности. Возможность быть финансово независимой — первый шаг к ощущению собственной безопасности. За сто лет права женщин претерпели много изменений: от средневекового бесправного создания она поднялась до роли личности. Однако закостенелые традиции старого мира все еще имеют мощную армию из числа сторонников. Особенно живо эта действительность существует в отдаленных регионах страны.

В начале текущего года мужчина в присутствии своих детей перерезал горло своей супруги. В канун Международного женского дня гражданин нанес своей жене удар гирей по голове. Полтора месяца спустя возле здания ЗАГСа в Ташкенте молодой человек ударил ножом жену. Женщина скончалась по дороге в больницу. 22 июня в ходе ссоры в столице произошел аналогичный случай. А через 10 дней еще одна подобная трагедия случилась в Самаркандской области. Стоит отметить, что большой резонанс вызвали два недавних случая: жестокое убийство женщины супругом в Янгиюльском районе на почве ревности в августе этого года и случай убийства женщины от руки своего мужа в стенах ЗАГСа во время бракоразводного процесса, который произошел в Ферганской области в сентябре этого года.

ИРИНА МАТВИЕНКО

Журналист, создатель и руководитель проекта «Немолчи.Уз»

В Узбекистане особое отношение к разведенной женщине. Не скажу, что в лучшую сторону. Многие считают таких женщин либо «товаром второго сорта», либо легкодоступными. На проект писала одна девушка, запомнила ее фразу: "Если бы знала, что на меня вся махалля после развода будет коситься, лучше бы не разводилась"


Citizen: В чем, по-вашему мнению, заключаются причины бытового насилия?

Ирина Матвиенко: На мой взгляд, у бытового насилия несколько причин:

- слабое законодательство в плане защиты жертв домашнего насилия. Например, в Великобритании после обращения в полицию агрессора могут забрать из дома на 48 часов. А по решению уголовного суда — на 28 суток в соответствии с охранным ордером. У нас не изолируют абьюзера (человек, который оскорбляет, унижает или принуждает другого человека к чему-либо, — прим. ред.) после заявления жертвы домашнего насилия. Если ей некуда уйти из дома, она будет жить рядом с ним, общаться с ним, подвергаться давлению, угрозам и последующей агрессии. Многие жертвы боятся, что после заявления им станет еще хуже дома. Поэтому молчат;

- неэффективная работа исполнительной системы. В обществе очень развит виктимблейминг (обвинение и осуждение жертвы — прим. ред.). В том числе со стороны сотрудников правоохранительной системы. Далеко за примерами ходить не буду. В августе я обратилась с заявлением к участковому. Мой номер разместили без моего ведома в Telegram-канале для знакомств, а за удаление начали вымогать деньги. Участковый после обращения вызвал меня и попросил написать... объяснительную. Первый его вопрос: "Почему данная ситуация произошла именно с вами?". Это прекрасно иллюстрирует, что в случае преступления у жертвы будут просить объяснений, и она вынуждена оправдываться. За что? Кстати, по моему заявлению, несмотря на приложенные скриншоты, начальник ГОМ не нашел состава преступления. Возможно, я чего-то не понимаю, и требовать деньги за удаление номера — это не вымогательство. Но то, что жертвы боятся обращаться за защитой в органы, так как не верят, что их защитят, а абьюзера накажут, это факт;

- особенности воспитания. Если в семье девочку воспитывают как будущую прислугу, делая акцент на то, чтобы она хорошо готовила, убиралась, молчала и терпела, из нее не вырастет человек, способный постоять за себя. Если с мальчика снимают все домашние обязанности, воспитывают в духе "ты же мужик, имеешь право", поощряют агрессию (он же мальчик, пусть бьет) — вряд ли из него вырастет чуткий мужчина, который будет воспринимать женщину как равного партнера, а не придаток к семье. Это лишь один из примеров;

- разрыв в образовании и финансовая зависимость. Образование и профессия — это пропуск в самостоятельную жизнь. Если в образование девочки не вкладывают деньги, считая это лишней тратой, а после свадьбы сажают дома в хронический декрет, вряд ли она сможет вырваться из быта в 30—40 лет. Работодателям не нужны малообразованные люди без опыта. Либо им будут платить копейки, на которые не прокормишь детей. Поэтому женщина будет терпеть агрессию со стороны супруга, лишь бы не выгнали ее и детей;

- особенности восприятия. В Узбекистане особое отношение к разведенной женщине. Не скажу, что в лучшую сторону. Многие считают таких женщин либо «товаром второго сорта», либо легкодоступными. На проект писала одна девушка, запомнила ее фразу: "Если бы знала, что на меня вся махалля после развода будет коситься, лучше бы не разводилась".

На самом деле список можно продолжать долго. 

— Как себя вести женщине, если она подвергается насилию? Как защититься, куда обращаться?

— Обращаться в Органы внутренних дел по номеру 102. Если не реагируют, то звонить по телефону доверия МВД — 1102. Фиксировать побои, настаивать на проведении экспертизы, писать заявление. Также при Комитете женщин запущен телефон доверия — 1146. Не знаю, насколько эффективно он работает.

— В нашей стране созданы различные общественные организации (Комитет по делам женщин, Институт демократии и прав человека и т.д.), с недавних пор работает горячая линия, открыты центры неотложной социальной помощи, где могут остановиться женщины с детьми. Но очевидно, что не все проблемы может решить государство или ННО. В чем причина того, что в нашем обществе женщины так уязвимы, и как изменить это?

— Нужно усиливать защиту женщин со стороны законодательства. Проводить республиканские информационные кампании, которые будут рассказывать, что обвинение жертвы или сексистские шутки недопустимы. Население Узбекистана — 33 миллиона, и 90 процентов живут в регионах, говорят на узбекском. Это нужно обязательно учитывать, задействуя телевидение и радио. Нужно проводить кампании, которые на первое место будут ставить уважение чести и достоинства. Возбуждать уголовные или административные дела на тех, кто нарушает законодательство в этом отношении. И широко освещать такие судебные процессы. Например, репортаж о школьной форме — это демонстрация на всю страну, что МОЖНО осуждать за одежду. Это не посыл о длине юбок, а добро на публичное осуждение всех, кто одет не так, как это видит автор. И если в Фейсбуке и электронных СМИ этот репортаж вызвал негодование, то большинство населения страны вряд ли прочитало эти баталии. И люди с государственного канала увидели фактическое разрешение осуждать других по внешнему виду. Я считаю, подобные выпады нельзя оставлять без внимания. Именно они способствуют развитию среды насилия в Узбекистане.

Сайёра Ходжаева

Директор Института демократии и прав человека

Нетерпимость ко всякому злу заложена у нас на генетическом уровне. Все упирается в воспитание. Надо воспитывать с пеленок. Прививать с детства простые истины: добропорядочность, чувство милосердия по отношению к слабым, неравнодушие к чужой боли. Если азы воспитания закладываются в семье, то это должно иметь продолжение и в обществе. 


Citizen: Как оцениваете уровень бытового насилия в нашем обществе?

Сайёра Ходжаева: Латентное — зашкаливает. Точную цифру вам не скажет никто. Причина в нашей ментальности. Жертва насилия (особенно женщина) вынуждена молчать, понимая, что может навлечь на себя гнев родственников и окружения, махалли и так далее.

— Кто входит в группу риска?

— Принято считать, что только женщины. Увы, я бы обязательно добавила и мужчин, и детей, и престарелых. Как бывший сотрудник правоохранительных органов, могу привести примеры беспрецедентной жестокости родителей по отношению к своим детям, когда в целях воспитания, к примеру, отец избил своего 13-летнего сына так, что впоследствии он остался инвалидом, привязанным к коляске.

— Как быть человеку, который стал жертвой насилия?

— Насилие — прежде всего преступление против личности, нарушение его личных прав и свобод. Поэтому, думаю, что для начала необходимо обратиться в правоохранительные органы, затем — во всевозможные общественные организации и центры реабилитации.

— Недавно был опубликован проект закона о бытовом насилии. Насколько он значим для нашего общества? Какие сильные и слабые стороны есть у этого закона?

— Очень своевременно. Можно было принять его и раньше, потому что понятие насилия появилось не вдруг и не вчера. Нужна была политическая воля. В моем характере лести нет места. Просто надо быть объективным и признать, что только после поручения президента Шавката Мирзиеева Министерству юстиции республики разработку этого закона он появился на свет. Не только лично я, но и все думающие и болеющие за происходящее в обществе считают это прорывом. О его значении можно говорить часами.

Мы свое видение и свои предложения направили в Министерство юстиции Республики Узбекистан. Их достаточно. К примеру, в проекте объектом бытового насилия почему-то были указаны только женщины. Мы считаем, что объектом бытового насилия могут быть и дети, и мужчины, и престарелые.

— Более 40 процентов убийств за первые полгода были совершены на почве бытового насилия. Какие глубинные причины, на ваш взгляд, лежат в существовании этой проблемы?

— Согласно официальной статистике, правоохранительными органами Узбекистана ежегодно возбуждается в среднем 52—53 уголовных дела о доведении до самоубийства. И эти цифры, к сожалению, имеют тенденцию к росту. Причин много. Думается, что основная причина — в издержках воспитания, низком уровне культуры, образования, слабом самосознании и самоконтроле, в равнодушии окружающих, наконец, клиника, когда у человека психическое расстройство и ему необходимо лечиться.

— Как обществу повысить нетерпимость к насилию над женщинами и детьми?

— Я буду слишком банальна. Нетерпимость ко всякому злу заложена у нас на генетическом уровне. Все упирается в воспитание. Надо воспитывать с пеленок. Прививать с детства простые истины: добропорядочность, чувство милосердия по отношению к слабым, неравнодушие к чужой боли. Если азы воспитания закладываются в семье, то это должно иметь продолжение и в обществе. Главная роль отводится в данном случае и средствам массовой информации, будь это печатное издание, телевидение или интернет-издание. Надо прививать нетерпимость к насилию путем общественного осуждения подобного поведения.

АКИДА ХАНУМ

Блогер, журналист

Женщина не хочет быть нахлебником и уезжает, например, в Турцию. А потом не хочет оттуда возвращаться, потому что ей нравится отношение тамошних мужчин к женщине. Со времен Ататюрка женщина занимает почетное положение в обществе. За пролитую женскую кровь там судят очень строго. А еще после развода турки обязаны обеспечивать своих бывших жен, даже если в браке они не родили ребенка. У нас уплата алиментов считается чуть ли не благотворительностью, будто бы дети являются детьми одних только матерей.


Citizen: За время вашей благотворительной деятельности вы не раз бывали в регионах и не понаслышке знаете о проблеме бытового насилия в нашей стране. Как оцениваете положение женщин в нашем обществе?

Акида Ханум: Место женщины и ее ценность — на самом низком уровне. Ниже, чем у рогатого скота, ниже, чем у питомцев. Большинство населения женщин не уважает, ни во что не ставит, женщина — это вторсырье, ее могут совершенно спокойно избивать. При этом знают, что она после вступления в брак никому не нужна и никого ее проблемы не касаются. Наша женщина ничего никому не расскажет и останется с мужем-тираном. Ведь многих, кто убегает от мужа-тирана и возвращается в родительский дом с детьми, родители не примут. Родители начинают приучать и осуждать: «Стыдоба. Перед всеми ты нас опозорила своим возвращением. Что подумают люди». Женщины попадают в безвыходное положение, и некоторые выходят из этого капкана радикальными методами — накладывают на себя руки.

Многие девушки, засидевшись в невестах, становятся непригодными для замужества по возрасту. Их избивают отцы и братья, считают дочерей и сестер лишними ртами. Такие истории — обратная сторона проституции. Женщина не хочет быть нахлебником и уезжает, например, в Турцию. А потом не хочет оттуда возвращаться, потому что ей нравится отношение тамошних мужчин к женщине. Со времен Ататюрка женщина занимает почетное положение в обществе. За пролитую женскую кровь там судят очень строго. А еще после развода турки обязаны обеспечивать своих бывших жен, даже если в браке они не родили ребенка. У нас уплата алиментов считается чуть ли не благотворительностью, будто бы дети являются детьми одних только матерей. Я часто бываю в регионах страны и вижу, какую роль в жизни семьи играет женщина. Она всегда домохозяйка, иногда кормилица и очень редко личность.

— На своем YouTube-канале и в блоге вы часто поднимаете проблемы женщин. Расскажите о какой-нибудь вашей героини, которая столкнулась с домашним насилием. Как сложилась ее судьба? Как ее приняли окружающие?

— Мне запомнилась одна девушка, которая стала героиней одного из выпусков на моем канале. Ее зовут Умида. Она была воспитанницей детского дома. Ее удочерили, но потом вернули обратно в детский дом. У нее к тому же есть инвалидность. В 24 года она вышла замуж. Мужчина женился на ней, надеясь, что государство обеспечит их домом. Но он при этом не развелся со своей первой женой. После того, как государство не дало им жилье, он бросил Умиду и их общего ребенка. Девушка скиталась, попрошайничала. Комитет женщин по указу 225 предоставил ей жилье, которое в скором времени будет возведено. Ей нашли работу, врачи следят за ее здоровьем и здоровьем ее ребенка.

Вторую мою героиню также зовут Умида. Ей около 40 лет, и она еще не замужем. У нее умерли родители. Она осталась с пьющим братом, с которым поделила напополам доставшийся в наследство дом. Она сама себя обеспечивала, открыла свое дело. Но брат несколько раз избивал Умиду. В свое время он даже поднял руку на мать, после чего она умерла. У нее тоже были суицидальные наклонности, она хотела броситься в канал. В последний раз брат нанес ей травму домкратом, в результате чего у нее перелом копчика. Нужна операция. Умида очень закомплексована, думает, что все мужчины похожи на ее брата, поэтому не хочет замуж.

Или незамужняя девушка 34 лет. Окончила университет, сейчас работает в иностранной компании. С четырех лет подвергалась побоям пьющего отца, который терроризировал всех домочадцев. Их дом принадлежал ее матери, круглой сироте. Скорее всего, она была сильно закомплексованным человеком со множеством страхов, раз не прогнала такого мужа. Мать приносила себя в жертву ради детей, чтобы им не пришлось туго в случае ее развода с мужем. Она вырастила троих детей, всем дала образование. Но один из ее сыновей, уже будучи работающим мужчиной, стал увлекаться алкоголем и избивать сестер с матерью. Причем свою жену никогда не бил. Однажды наша героиня стояла за своим братом, пока тот избивал мать косушкой. Она нанесла ему три ножевых удара, не смертельных. В ходе расследования они выяснили, что работающий в органах брат заметал следы после многочисленных семейных посещений городской больницы. Документы с показаниями просто исчезали. Их мама умерла. Еще пару раз после смерти матери он бил сестру. Она ударила его ножом в руку, написала заявление в милицию, хотела дать ход этому делу, но ее отговорили родственники.

В середине сентября 2018 года многие женщины узбекского сегмента социальной сети Facebook запустили флешмоб #FemaleBlackoutUz в знак протеста против бытового насилия.

По данным Всемирной организации здравоохранения, опубликованным в докладе о глобальной распространенности насилия, каждая третья женщина (35%) в мире на протяжении своей жизни подвергается физическому или сексуальному насилию со стороны интимного партнера либо сексуальному насилию со стороны другого лица. Согласно официальным данным, которые были озвучены в сообщении пресс-службы Сената, за 7 месяцев текущего года в Узбекистане совершено 277 убийств, 116 из них, или 42% — между родственниками, 25, или 9% — между соседями. 95, или 34,2% этих преступлений совершены между супругами, братьями, отцами и сыновьями.

Напоминаем, каждый человек, столкнувшийся с насилием, может обратиться в следующие организации:

Милиция — 102

Телефон доверия МВД — 1102

Телефон доверия при Комитете женщин — 1146

Анонимные сообщения можно оставлять в группе "Не молчи.Уз" 

Автор: Сабина Бакаева

Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями