Нелегкие судьбы легких Ташкента

Тамара Санаева о назначении и судьбах зеленых парков столицы.

Независимый журналист Тамара Санаева рассуждает о назначении и судьбах зеленых парков столицы. 

«Парки — это легкие Лондона», — резонно утверждал в XVIII веке государственный деятель Уильям Питт старший. 

Применимы золотые слова сэра Уильяма, завершившего свою карьеру портфелем премьер-министра Англии, и к Ташкенту. Фраза крылатая и, судя по тому, что Лондон — самый зеленый город мира, ее свято чтили последующие премьеры. Недаром лондонские парки и скверы раскинулись на 300 га, и территория эта постоянно расширяется, пополняя зеленый фонд крупнейшего мегаполиса. Одних только королевских парков — собственности королевы — в Лондоне десять, и доступ к ним свободный.

В 2017 году мэрия Лондона выделила 750 тысяч фунтов на посадку более 40 тысяч саженцев. Мэр Лондона Садик Хан вместе с инициативной группой сажает деревца.

По садовым лужайкам Туманного Альбиона гулять не привелось, потому для сравнения с ташкентскими обратимся к паркам Москвы. Ближе познакомилась с ними этим летом. За последние восемь лет их количество возросло в четыре раза и продолжает приумножаться. Хотела посетить все, но в столице государства российского около 130 парков общей площадью 1 316,58 га, так что не объехать и не обойти! Один лишь 90-летний Центральный парк культуры и отдыха (Парк Горького), изрядно разросшийся после реконструкции 2011 года, занимает около 120 га, вобрав прилегающие к нему Нескучный сад, Воробьевы горы и парк искусств «Музеон». Вот это я понимаю легкие города: дыши не хочу.

Но вернемся к нашим баранам или «de retour à leurs moutons», как говорят французы. (Фразеологизм, обозначающий призыв вернуться к основной теме разговора после отступления, либо констатация такого возвращения. - Примеч. ред.). Окинем взором парковую зону Ташкента. Какое дыхание она обеспечивает столице?

По непроверенным данным, если поскрести по сусекам всех районов, в Ташкенте немногим больше 10 парков. После московских Лосиного острова, Битцевского леса и скромного в сравнении с ними парка Будущего (Леоновского) некоторые из ташкентских кажутся всего лишь скверами, как и следовало бы их называть, не страдай мы манией величия. 

Ташкентский сквер, 1956 год. Фото Жака Дюпакье

Попробуем вместе с вами, дорогие читатели, определить, что есть что в системе наших парков культуры и отдыха (ПКиО) и можно ли найти в них обещанные названием культурное времяпрепровождение и отдохновение. 

Начнем с Мирзо Улугбекского района. Сама в нем проживаю и была во всех его зеленых и не особо тенистых парках.

Самый крупный из них — 80-летний Central Park имени Мирзо Улугбека. Пока здравствовал «Союз нерушимый республик свободных», он носил имя Тельмана, и до сих пор это название служит ориентиром при указании его адреса.

Для коренных ташкентцев это был парк детства с дорогими памяти атрибутами: от широкой многоуровневой лестницы и фонтана до прохлады тенистых аллей и летнего кинотеатра. Достигшие возраста 18+ обретали радость человеческого общения за кружкой пива или чего покрепче под шашлычок в знаменитом «Котлованчике».

Парк воспет в рассказах Джасура Исхакова, мемуарах старожилов. В начале лета 2018 года он вернулся к горожанам обновленным. Деревья, кустарники, цветы и зеленые газоны — все после реконструкции радует посетителей и в зной насыщает кислородом и дарит тень жителям и гостям города.

Парк «зачОтный», как говорят в новом веке ташкентцы.

О культуре и отдыхе в другой бы раз, да не терпится озвучить волнующий вопрос. Как сумели разместить на 13 гектарах парка-ветерана 26 аттракционов? И зачем в ПКиО аттракционы? В цивилизованных странах они сосредоточены в предназначенных для развлечения «Диснейлендах».

А парки отдыха представляют собой зоны, приближенные к природным: с деревьями, кустарниками, цветами, дорожками и грунтовыми тропинками. Повсюду скамейки. Как правило, в таких парках есть тренажерные и детские площадки. Можно расположиться на газоне или у пруда, позагорать или перекусить. В некоторых парках для пикников оборудованы места с мангалами. В них не возбраняется кататься на велосипедах, роликах, скейтбордах — своих или взятых в пункте проката. В некоторых для этого выделены размеченные дорожки, отделенные от пешеходных аллей газонами. Никто не носится на колесах на высокой скорости, как это бывает в Ташкентском ботаническом саду. И, конечно же, в парках не ездят машины.

Говорят, при реконструкции в бывшем Тельмана сохранили все зеленые насаждения. Так ли это? Неужели аттракционы поместились под деревьями? Или их вырубили под Луна-парк еще полвека назад?

Словом, Central Park, кроме культуры и отдыха, предлагает посетителям развлечения.

Из оригинальных бросается в глаза расписанная по мотивам приключений Жюля Верна французская карусель «dada». На такой кружатся рядом с Эйфелевой башней в Париже.

Парк гордится самой большой в городе игровой детской площадкой. Есть аттракционы и покруче в прямом смысле слова. Кислорода они не добавляют, зато у любителей острых ощущений дух перехватывает и сердце в пятки уходит.

Экстрим не пугает работников парка — был бы доход. Пока ЧП здесь не было, совесть у них чиста: оборудование монтировали специалисты из Европы, обслуживающий персонал прошел обучение.

Новинки для всплеска адреналина пользуются популярностью. На одной можно испытать свободное падение с высоты 38 метров, на другой, как на корабле, до головокружения раскачаться из стороны в сторону, третья позволит испытать полет в невесомости на высоте двухэтажного дома.

Восстановлены и американские горки — своеобразный памятник Луна-парку времен юности нынешних бабушек, то есть и моей юности.

Еще из достоинств обновленного парка Тельмана: в нем выделена спокойная зона, где можно прогуляться под сенью деревьев или посидеть в ностальгическом расслаблении на скамейке. И не вздрагивать при виде вело- и скейтбордистов — их здесь нет. На всей территории парка запрещено кататься на велосипедах, скейтбордах и роликах. Но это и минус парка. Вместо аттракционов можно было бы оборудовать вело- и скейтдромы, тренажерные площадки. Все больше пользы для здоровья!

А как насчет объятий-поцелуев? Если вы пригласили любимую в парк, проверьте, не сидит ли в кустах блюститель нравственности с фотоаппаратом. И не забудьте: на вас нацелено 200 камер видеонаблюдения. Есть охрана, а 150 работников парка призваны помочь вам в любых ситуациях.

По прежней большой лестнице в обновленном ветеране сбегает поток воды. Красиво. Но жаль утраченной прелести классического парка. Нет и «Котлованчика». Новые поколения о нем не грустят. У них теперь свои печали: запрет на работу ресторанов и кафе после 23 часов. Для летней поры это детское время. А для туристов и богемы — пора ночной трапезы. Ташкент — не Москва, и бывший Тельмана — не московский Парк Горького, который не огорожен заборами, работает без выходных и открыт 24 часа в сутки. Нам такое и не снилось!

А ведь в самом центре Ташкента был когда-то свой парк Горького. С раскидистыми деревьями, фонтаном и музыкой военного оркестра по выходным. А рядом сквер с вековыми чинарами — те самые легкие города, которых, как и Ташкента нашего детства, больше нет. Не стало и сотен других чинар, акаций, каштанов, шелковиц, даривших тень, прохладу и кислород. Вместо них заалели пластиковые маки, выросли небывалых форм светляки. И возглас «Карету мне, карету!» все явственнее раздается под ташкентским небом с его родными звездами.


Разговор о Ташкенте и городских парках не завершен. Поддержите его комментариями под этой статьей на фейсбук-странице Citizen

Мнение редакции может не совпадать с мнением колумниста.


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями