От лампочки Ильича до АЭС: Откуда Ташкент берет электричество

И почему его все чаще не хватает.

Текст: Елена Балина



Ежегодное потребление электроэнергии в Ташкенте возрастает в арифметической прогрессии. Имеющиеся мощности не справляются с увеличивающейся нагрузкой, а отсутствие альтернативных источников усугубляет обстановку.

Citizen анализирует ситуацию и рассказывает о перспективах столицы на ближайшее будущее.


Довольно любопытный вопрос: что столица преобразует для получения доступной электроэнергии? Самый привычный и известный всем способ — гидроэлектростанции. Для их успешной работы необходим контрастный ландшафт — горы, холмы, в крайнем случае склоны, и бурные полноводные реки. Нашим ближайшим соседям — Казахстану и Киргизии с этим несказанно повезло.

В Узбекистане тоже есть и горы, и реки. Однако не в таком масштабе, и именно столица страны расположена на равнинной местности. Гидроресурсы — это деривационные каналы от реки Чирчик. На Чирчике целый каскад из 19 действующих «гидрушек», обеспечивающих электроэнергией многочисленные промышленные предприятия и различные объекты, но Чирчик не питает Ташкент, река лишь слегка касается города на окраинах Сергелийского района.

Остается использовать ресурсы каналов Бозсу, Анхор, Карасу, Бурджар, Бектемир, Салар, Джун, Актепа, Каракамыш, Калькауз и Чаули. На самых крупных и быстротечных и расположены гидроузлы, питающие городские районы. Гидроэнергетика — отрасль, весьма зависимая от климатических сезонов, перепадов температурного режима и количества приборного потребления.

Самая большая нагрузка на ГЭС приходится зимой, когда водные ресурсы истощились за счет стаявших летом снежных покровов, уровень воды в каналах катастрофически падает, а нагрузка возрастает из-за увеличившегося потребления. Ведь именно зимой максимально работает отопление не только в бытовом, но и промышленном масштабе. Не будем забывать о производственных предприятиях, фермерских хозяйствах и различных учреждениях, что работают в полную силу круглосуточно. Потребление электроэнергии в «ледниковый период» возрастает до максимально-критической отметки — 1100 МВт/сутки. А разница производства энергии в летний и зимний периоды весьма существенна: летом — 250 МВт/ч, зимой — всего 9 МВт/ч с одной отдельно взятой станции.

Фото: Рахим Калыбаев

И тогда Ташкенту приходит на помощь самая мощная гидроэлектростанция Узбекистана — Чарвакская ГЭС. В 2017 году, после капитального обновления оборудования, Чарвакская ГЭС значительно увеличила свою работоспособность, и теперь вместо прежних 605 МВт/ч, заданных в проекте при строительстве станции, она выдает 665 МВт/ч. Этого количества энергии, выдаваемой в час Чарвакской ГЭС, достачно для покрытия суточного потребления ее несколькими центральными районами Ташкента.

ТЭС vs ГЭС

Принципиальная разница между ГЭС и ГРЭС (ТЭС) такова: ГЭС в качестве источника энергии использует сильное и быстрое водное течение. Поэтому строят станции с плотинами и водохранилищами на больших и малых реках. Конденсационные станции (ТЭС) преобразуют в электричество твердое топливо — уголь, торф, сланцы, а также газ.

Принцип работы ГЭС заключается во вращении лопастей турбины, происходящем под напором падающей с плотины воды. На ТЭС турбину вращает мощная струя пара.

Объемы вырабатываемой ГЭС электроэнергии практически неограничены и зависят от качественных характеристик водоема, на котором она установлена, и от мощностей самой станции. Объемы электроэнергии, вырабатываемой ТЭС, зависят от количества и качества используемого топлива. 

Фото: Рахим Калыбаев

ТЭС круглогодично может выдавать приблизительно одинаковый объем электроэнергии и способна бесперебойно выдавать пар даже при суровых морозах. Работа ГЭС зависит от температурного режима и объема воды.

Так что, несмотря на то, что процесс у ТЭС более длительный, КПД несколько ниже, этот способ выработки электричества гораздо дешевле водных ресурсов, а что еще более важно — стабильнее. Тепловые станции используются локально, порайонно. ПГУ (паро-газовые установки) выдают на выходе 350—450 МВт/ч, чего вполне достаточно для обеспечения электроэнергией такого крупного района, как, например, Юнусабад.

А есть ли альтернативная электроэнергия?

Начнем с солнечных пластин — сегодня их относительно дешевое производство налажено в Китае. Но для максимального эффекта использования солнечных батарей необходима большая, открытая для потребления солнечной энергии площадь. Для примера рассмотрим площадь Мустакиллик. Если вырубить там все зеленые насаждения и покрыть освободившееся пространство солнечными установками, то эта система обеспечит электроэнергией все окрестные государственные учреждения. Но вряд ли это возможно. Поэтому солнечные батареи актуальны только на отдельно взятых объектах. И в идеале, если их начнут выпускать в стране на основе имеющихся многочисленных запасов кремния.

Ветряные генераторы служат достаточно долго — до 20 лет и окупаются за полгода-год. Они надежны, вырабатывают электроэнергию, преобразуя энергию ветра, имеют возможность аккумулировать энергию, чтобы использовать ее в безветренную погоду, и не тратят электричество, а только производят его. 

И снова угол преткновения — нет большой открытой площади. Ветрогенераторы хороши для отдаленных мелких хозяйств. Даже купив один такой «вентилятор» и установив на балконе, его хватит только на свет. Мощности одного «вертолета» не хватит ни на поддержание работы холодильника, ни микроволновки, ни электрочайника, ни телевизора. 

Все тонкости станций

Итак, у нас в резерве ГЭС, ТЭС и ПГУ. А также редкое и локальное использование электрогенераторов (дизельное топливо для заправки такого устройства слишком дорого), низковольтные электросети и мини-гидроустановки. Ни одна из имеющихся станций энергообеспечения не была законсервирована (как в областях в свое время), плановые работы по ремонту ведутся согласно графику, и, казалось бы, все хорошо и красиво. 

Но реальная картина показывает другие факты — частые перебои с подачей электричества на местах, веерные отключения и аварийные ситуации. Возникают тысячи «почему?» и «как же так?». И суть в том, что действительно имеющихся ресурсов Ташкенту не хватает. 

Настолько, что прогнозы весьма неутешительны: газа осталось всего на 20 лет, к 2030 году потребление электроэнергии увеличится в два раза, и если сейчас от недостатка электричества страдают отдельные регионы, то в скором будущем коллапс может случиться и в столице. К тому же Узбекистан еще и экспортирует электроэнергию. Зимой прошлого года страной было экспортировано в Афганистан 1,85 млрд КВт/ч дешевого электричества, выработанного ТЭЦ.

Что ждет Ташкент в будущем

Какие перспективы светят в конце тоннеля? Как говорят специалисты, спасет страну только строительство АЭС. Атомная энергетика — светлое будущее, тема ее строительства витает в воздухе уже достаточно давно. Долгое время серьезно и тщательно подбиралась площадка под строительство, обсуждались геотехнические нюансы, сейсмоустойчивость и рассматривались тендеры многочисленных компаний — претендентов на участие. 

Проект одобрен, строить два капсульных реактора 3+ будет российская компания, заложена первоначальная стоимость объекта — 13 миллиардов долларов, по системе BOO — Build — Own — Operate (строй — владей — эксплуатируй). Место дислокации — Джизакская область, в районе озера Айдаркуль, где достаточно воды для охлаждения ядерных реакторов. Минус — придется попрощаться с курортной зоной. Плюс — полное обеспечение электроэнергией Ташкента, Бухары и Самарканда.

Фото: Рахим Калыбаев

По этим планам, первый блок АЭС будет запущен в 2027 году, а второй — к 2029 году. Также с Турцией был заключен контракт на строительство трех солнечных установок и двух ветрогонных станций. А местная доля гидротехнических сооружений, производящих электроэнергию, поднимется до 35 процентов.

И статистика:

- электростанциями республики за 2017 год произведено 60,7 млрд КВт/ч электроэнергии;

- на электростанциях АО «Узбекэнерго» произведено 52,1 млрд КВт/ч, или 85,9 процента от общего объема производства по республике;

- предприятиям поставлено 48 млрд КВт/ч, населению — 12,5 млрд КВт/ч;

- экспорт — 1,85 млрд КВт/ч.

Поделитесь с друзьями