Зафар Хашимов об истинной цене субсидированного хлеба

Основатель Korzinka.uz рассказал, как дорого на самом деле обходился народу субсидированный хлеб.

Правительство Узбекистана прекратило регулирование цен на формовой хлеб — с 15 сентября буханки продаются по свободным рыночным ценам. 

С 2014 года цена на формовой хлеб составляла 650 сумов. 15 сентября в разных магазинах Ташкента «буханка» хлеба стоила уже от 1000 до 1500 сумов. Чаще всего встречается цена в 1200 сумов.

Реакция жителей на повышение цены на хлеб была достаточно негативной. Но кто на самом деле платил за дешевые цены на буханку? Руководитель сети супермаркетов Korzinka.uz Зафар Хашимов объяснил это на своей Facebook-странице.

Общество и социальные сети очень взбудоражила новость о том, что правительство отпустило цены на хлеб. С 15 сентября государство сняло требование о продаже формового серого хлеба- буханки по фиксированной цене. В тот же день цена на этот хлеб в рознице стала в среднем стоить 1200 сум, при этом с пекарен этот хлеб начал выпускаться по цене в среднем около 1000 сум. Как обычно, при любом росте цен, в мейнстрим вырвались мнения, негативно оценивающие данное решение правительства.

Думаю, эта тема достойна самого глубокого изучения и осмысления, прежде чем делать выводы о том, хорошо это на самом деле или плохо.

Данной теме я решил посвятить серию публикаций, чтобы ознакомить читателей о всех аспектах субсидирования цен на хлеб. Мне очень хочется, чтобы мои читатели узнали, чем и как мы платили за субсидирование цены на хлеб. Сейчас, когда цена на хлеб будет устанавливаться благодаря рыночным механизмам, я очень надеюсь, что все эти перегибы, перекосы, насилие и злоупотребления вокруг дешёвого хлеба уйдут в прошлое.

Экономика, вообще, вещь комплексная и многие, если не сказать, что все показатели, события и явления в ней тесно взаимосвязаны. Если государство дает льготу или субсидирует что либо, то такая поддержка всегда имеет определенную стоимость для всего общества. Все, что где то выдается, должно, по идее, где то браться. Поэтому вопрос о цене на хлеб стоит таким образом: какую дополнительную цену страна и каждый ее гражданин платили за то, чтобы буханка хлеба стоила почти в два раза меньше, чем обходилась на самом деле?

Известно, что формовочный хлеб, в простонародье буханка, по цене 650 сум производило множество хлебопекарен по стране, а ее производство субсидировалось государством. В числе других источников такого субсидирования было предоставление этим пекарням муки из государственных фондов и резервов по низким фиксированным ценам, а также административное ограничение наценок для самих пекарен. Про пекарни и дальнейшую торговлю хлебом расскажем подробнее чуть позже.

Для начала, давайте установим, откуда все же государство, которое само не выращивает пшеницу, добывает это "дешевое" зерно.

То есть, как государством приобретается пшеница.


История 1. Ферма.

Близкий мне человек занимается фермерством, а если точнее, животноводством. Исходя из поголовья скота в его ферме, государство выделяет землю в аренду. По идее земля выделяется для производства кормов для скота. Но расчет земли, скажем, не совсем адекватный. Выделенной земли изначально не хватает, чтобы заготовить достаточно кормов. То есть землю всегда недодают. Разумеется, фермеру необходимо выращивать на этой земле как можно больше кормов, чтобы прокормить свой скот. Ему нужны клевер, кукуруза и т.д. Но районные хокимияты, давая землю в аренду, сверх того, что ее итак недостаточно, так еще и нагружают фермера госзаказом на пшеницу. Заставляют его почти на треть этой выделенной земли сеять пшеницу для дальнейшей ее продажи государству. Параллельно с договором аренды на землю, ему навязывают подписать эти обязательства по сдаче пшеницы государству. Это настоящая продразвёрстка, потому что за эту пшеницу ему платят вдвое, а то и втрое ниже рыночной цены. 

Например, в этом году ему поставили план сдать государству 50 тонн пшеницы по цене 700 сумов. Тогда как рыночная цена зерна стоила до 2000 сумов. То есть, выращенную пшеницу фермер должен был продать государству почти в три раза дешевле, чем он сам закупает это зерно на рынке, например, чтобы прокормить свой скот. Причем за землю он платит по полной, никаких льгот, посевной материал, горючее, удобрения, работу техники, он всё оплачивает по рыночным ценам, а, иногда, из-за дефицитов еще и переплачивает сверх того. Всякие льготные кредиты и прочие декларации для фермеров, в большинстве случаев, так и остаются на бумаге. В этом году из-за малых осадков приходилось буквально выворачиваться, чтобы получить воду для орошения полей, кстати, тоже оплаченную, при этом вынужденно доплачивая всем, кому надо, лишь бы дали воду.

Когда пшеница созрела и идет уборка урожая, то на поля моего товарища, таинственным образом, словно вороны, слетаются все районные чины: правоохранители: прокуроры, милиционеры, работники хокимиятов и в полном соответствии с правилами жанра "продразверстки" ставят на его поле свой зерноуборочный комбайн и до зернышки забирают не только объём по плану госзаказа, но и весь урожай, на который только смогут наложить свои руку. Причем, естественно, за работу комбайна и его горючее тоже платит фермер по полной рыночной цене. 

В этом году комбайн, который привезли с собой чиновники скосил две трети посевной площади пшеницы фермера и, так как урожай оказался неплохим, то вместо 50 договорных тонн на его поле госзаказовский комбайн "случайно" собрал все 65 тонн. Фермер умолял оставить эти 15 лишних тонн ему, так как это превышает его план по договору госзаказа . Но работник хокимията там же записал за него, что, якобы фермер (обратите внимание: частный фермер!) добровольно сдаёт в закрома родины ещё 15 тонн сверх плана, пригрозив отобрать в противном случае его землю. Фермер не унимался и доблестные милиционеры, немного помяв ему бока, объяснили, что означает слово "добровольно". 

Уверен, это не уникальная история. Таких историй столько, сколько фермеров в стране. В СМИ, если помните, обсуждали случаи, когда фермеров сотрудники милиции избивали, какому то фермеру даже начальник одного из РОВД разбил нос, когда он отказывался сдавать зерно сверх госзаказа. И это не жестокие люди в форме во всем виноваты, им ставятся такие задачи, потому что государству нужна дешёвая пшеница для субсидированного хлеба и, так как ее вечно не хватает (в дальнейших историях я также расскажу, почему дефицит синоним ценового регулирования), то и задача им ставиться забрать у фермера за бесценок как можно больше зерна. Достигается это различными манипуляциями, включая и рукоприкладство.

Итак, у нашего фермера вместо 50 положенных тонн силой забрали 65. А знаете, что было бы, если бы случился неурожай и на поле вышло бы меньше зерна, скажем, эдак 40 тонн, вместо 50? Совершенно верно, фермера заставили бы купить на рынке, по рыночной цене ещё 10 тонн и снова же сдать его по госзаказу в три раза дешевле. А теперь скажите, чем это не грабеж, не продразвёрстка и не крепостное право? И просто помните, что это тоже общественная стоимость "дешёвой" буханки, которую мы покупаем. Стоит ли удивляться, что эти меры приводят к обнищанию широких слоёв фермеров. Можно только догадываться сколько всяких игр, манипуляций, коррупции и прочих неэффективностей при добыче, хранении и распределении такого "дешёвого" зерна. За все эти злоупотребления тоже сполна платит общество.

Но вернёмся к нашей истории. Итак, треть земли, которая должна была давать корма животным, не принесла нашему фермеру- животноводу ни денег, не кормов, а лишь одни убытки.

А ещё у него осталось около 10 га неубранной пшеницы. Он долго ходил и слезно умолял, хотя бы в знак благодарности за перевыполнение плана, не безвозмездно, конечно, одолжить ему комбайн, чтобы он успел собрать урожай с оставшегося небольшого участка поля . Но комбайнов, очевидно, очень мало и они еле успевают собрать госзаказ с полей. И часть его поля так и остаётся не скошенной , через два дня, как назло, пошёл ливень и положил всю оставшуюся пшеницу на землю. Убрать с него урожай стало практически невозможно. Обратите внимание, комбайн это тоже орудие принуждения фермера сдать зерно государству за бесценок. На сбор собственного зерна комбайн добыть практически невозможно.

Думаю, мы установили, что пшеница для госзаказа приносит фермеру только убытки и в полтора два раза увеличивает общую стоимость других выращиваемых культур.

Более того, выделенной земли изначально не хватало на пропитание скота. А тут ещё его пашня на треть сократилась, резко увеличив для него стоимость будущих кормов.

В результате, фермеры оказываются вынужденными либо сокращать поголовье скота, либо докупать корма на рынке по сверхвысоким ценам. Стоит ли теперь удивляться тому, что эта продразвёрстка- госзаказ на пшеницу более чем существенно увеличивает стоимость мяса, молока и других продовольственных сельхозпродуктов на наших прилавках. Таким образом, в добавок к бедам и потерям рядовых фермеров, мы все, как общество в целом, несём и эти затраты- рост стоимости и сокращение объёмов производства мяса, молока, птицы, яиц и прочих и, в результате, вынуждены платить за них всякий раз все более высокую цену.

Эта история, как и последующие рассказы в этой серии публикаций иллюстрирует, как дорого на самом деле обходился нам "дешевый" хлеб.


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями